Домой Новости Главные проблемы и угрозы «Слияния» Ethereum. Часть 1

Главные проблемы и угрозы «Слияния» Ethereum. Часть 1

25
0

У сообщества остаются сомнения, что переход альткоина на алгоритм PoS принесет пользу. Собрали основные аргументы против обновления сети криптовалюты


                    Главные проблемы и угрозы «Слияния» Ethereum. Часть 1

Переход эфира с алгоритма PoW (Proof of Work) на PoS (Proof of Stake) близок к завершению. Среди возможных угроз — не только потеря большой армии майнеров (которые будут вынуждены поддержать какой-то другой проект), но и повышение централизации сети. Согласно так называемой трилемме блокчейна, при сохранении той же безопасности ускорение транзакций (обеспечиваемое PoS) должно увеличивать централизацию проекта. При этом на практике все существующие ныне PoS-проекты с претензией на децентрализованность (вроде Cardano), сильно отстают по популярности как от более медленных PoW-проектов (биткоина), так и от быстрых, но строго централизованных проектов (например, USDT и Ripple).

Удастся ли эфиру сломать эту закономерность и создать подлинно децентрализованный и популярный PoS-проект?

Максимальная децентрализация vs максимальная масштабируемость: две крайности со своими недостатками

www.adv.rbc.ru

Согласно трилемме блокчейна, сеть способна полноценно выполнить лишь две из трех функций: децентрализации, безопасности, масштабируемости (тесно связанной со скоростью и простотой управления сетью). Большинство успешных проектов весьма аккуратно следят за вопросом безопасности, так что «перетягивание одеяла» идет в основном между двумя альтернативами — децентрализацией и масштабируемостью.

Классические криптовалюты, использующие принцип PoW с майнингом на вычислительных мощностях — биткоин, лайткоин, Dogecoin, текущая версия Ethereum и другие — ставят во главу угла децентрализацию, но не раз имели проблемы со скоростью и в целом с масштабируемостью. Наиболее известный пример — многодневные времена транзакций BTC в 2017 году, потребовавшие срочно реформировать сеть. Именно тогда в BTC были введены компромиссные технологии SegWit и Lightning Network, отклоняясь от изначальных принципов Сатоши о записи всех транзакций в блокчейн.

Обратный пример валют с высокой скоростью транзакций, но без децентрализации — это цифровые активы, эмитируемые конкретными корпорациями (а не «роем» майнеров по всему миру). Например, межбанковская система Ripple (XRP) от Ripple Inc, стейблкоин USDT от Tether Ltd (оба вместо PoW используют принцип PoS, о котором мы поговорим ниже), незапущенный проект Libra от Facebook, а также разрабатываемые сегодня цифровые валюты центробанков (CBDC), как цифровой юань.

У этих проектов есть два связанных недостатка. Первый недостаток — это уязвимость компаний-эмитентов к репрессивным действиям национальных правительств. Tether не раз обвиняли в непрозрачности резервных фондов, а Ripple находится в центре разбирательств по поводу статуса токена XRP как ценной бумаги.

Возможно, со временем юридический статус таких блокчейн-компаний будет улажен и они просто займут место среди других официально зарегистрированных платежных систем. Государственные стейблкоины и вовсе в будущем имеют хороший шанс вытеснить обычные национальные валюты. Однако все они принципиально не могут составить конкуренцию биткоину и прочим децентрализованным системам там, где пользователям важна именно независимость от эмиссионных центров. Централизованные цифровые активы не выполняют изначальной цели криптовалют и не могут их заменить по тем же причинам, по которым национальные валюты или частные ценные бумаги не могут заменить золото. В этом их второй и ключевой недостаток.

Децентрализованный PoS — попытка усидеть на двух стульях?

Технологии типа SegWit хотя и нарушают идеалы Сатоши, но не покушаются на центральный принцип, что развитие сети регулируется голосованием майнеров. Получить контроль над ней может лишь тот, кто единолично соберет у себя энергоисточники, достаточные для питания средней европейской страны. Нынешний BTC можно считать вполне децентрализованным, и его нельзя уничтожить банкротством одной или даже множества связанных с ним компаний.Хотя бы в ряде стран майнеры продолжат поддерживать сеть.

Более радикальное решение проблемы масштабируемости децентрализованной сети — переход с принципа PoW на принцип PoS, но без центральной выпускающей компании. В PoS нет как таковых майнеров, но есть механизм стейкинга. Валидатор выделяет некоторое число монет, которые блокируются, а он получает вознаграждения за подтверждение транзакций. Валидаторы, подобно майнерам, голосуют за те или иные инициативы по развитию сети.

С одной стороны, PoS дает ряд очевидных преимуществ. Помимо того, что он позволяет делать транзакции очень быстро, он экологичен. PoS-блокчейн может потреблять на порядки меньше электричества, чем PoW. Однако обратной стороной этой простоты является угроза потери децентрализации.

В PoW-блокчейнах крупнейшие держатели монет (киты) не обязаны быть крупнейшими майнерами. Власть над развитием блокчейна принадлежит не тем, у кого больше монет, а тем, кто предоставил сети больше вычислительных мощностей. В PoS, однако, власть оказывается в руках крупнейших валидаторов, выставивших на стейкинг максимум монет. Иными словами, киты решают все, и чтобы получить в сети влияние и доход, надо стремиться к обладанию максимумом монет. Поэтому, несмотря на изначально децентрализованный механизм, такие блокчейны склонны к повышенной централизации.

Например, в самых популярных ныне не-корпоративных PoS-блокчейнах Cardano (ADA) и Solana (SOL) лишь несколько десятков крупнейших кошельков содержат 50% всей денежной массы, чего и близко нет в BTC. Причем значительное место среди них занимают кошельки централизованных криптобирж.

Доверяет ли рынок децентрализованным PoS-блокчейнам?

Сама по себе концентрация контроля над сетью в руках десятков крупнейших китов еще не превращает ее в централизованную. Однако она бьет и по безопасности, повышая вероятность атаки 51%, когда один пользователь (или скоординированная группа) получает контроль над сетью и может единолично ее контролировать, совершая кражи и другие деструктивные действия. Теоретически, десятки крупнейших китов ADA или SOL могли бы сговориться и совершить такую атаку. На практике им это невыгодно, так как вероятный выигрыш не покрывает негатива от дискредитации блокчейна. В силу этого при прочих равных условиях атака 51% в PoS менее вероятна, чем в PoW. Но на деле условия неравны, и в PoS техническая возможность сговора в силу концентрации капиталов выше.

По этой или какой-то другой причине, но популярность децентрализованных PoS на современном крипторынке невелика. В первой десятке капитализации подавляющую часть рынка занимают PoW-блокчейны — биткоин, нынешний эфир и Dogecoin. Их суммарная капитализация — $580 млрд, то есть 59% от рынка. На втором месте — стейблкоины и другие централизованные проекты корпораций, такие, как XRP, BNB, USDT. Их капитализация — $200 млрд — почти 20% рынка. Что касается децентрализованных PoS-блокчейнов, то их в десятке лишь два — Cardano (ADA) и Solana (SOL). Они занимают 8-9 места с суммарной капитализацией $36 млрд, то есть менее 4% рынка. И это несмотря на их широко «распиаренную» экологичность.

Возможно, отсутствие среди децентрализованных PoS мощных лидеров связано лишь с ожиданиями, что таким лидером станет ETH2, и пока что нет смысла с ним конкурировать. Но возможно, рынок все-таки опасается именно концентрации капиталов у малого числа людей и не верит в способность таких проектов удовлетворительно решить трилемму блокчейна. Нельзя исключить, что в исторической перспективе децентрализованный PoS не имеет особых перспектив. Для надежной децентрализации рынок предпочитает PoW-проекты, а для скорости и гибкости системы — централизованные системы типа BNB.

После перехода эфира на PoS стоит ожидать особенно высокой концентрации капиталов на криптобиржах, которые будут организовывать стейкинг для пользователей. При этом крупнейшие централизованные биржи имеют официальную регистрацию у финансовых регуляторов, и при надобности государство может оказать на них давление. Очень значительная часть монет эфира и власти над всей сетью может оказаться у централизованных игроков. Как результат, ETH2 может потерять популярность среди DeFi-проектов, основной «фишкой» которых является децентрализация всего и вся. Значительная часть DeFi проектов может предпочесть и дальше сотрудничать с PoW-сетями, и здесь могут особенно пригодиться такие форки эфира, как Ethereum Classic (ETC) и эфир PoW (ETHW).

О них мы и поговорим в следующей части, которая выйдет на «РБК-Крипто» 9 сентября.

— Что нужно знать о «грязной» криптовалюте

— Криптомошенники подделали презентации Apple на YouTube

— Токен NFD обвалился на 99% после взлома проекта New Free DAO

— «Еще есть куда падать». Почему биткоин продолжил дешеветь

— Набиуллина пообещала продвигать цифровой рубль в международных расчетах

Источник